Призываем Верховный Суд защищать, а не разрушать семьи!

Адресат: Верховный Суд Российской Федерации

 

Призываем Верховный Суд защищать, а не разрушать семьи!

Срочно!
010.000
  7.484
 
7.484 подписей собрано. Помогите нам собрать 10.000 подписей.

Призываем Верховный Суд защищать, а не разрушать семьи!

Пленум Верховного Суда РФ собирается принять Постановление, уточняющее условия, при которых детей могут забрать из семьи, лишить граждан родительских прав (или ограничить в них). Содержащееся в нем толкование закона может привести к широкому вмешательству в семейную жизнь, закрепив в нашей судебной системе нормы, противоречащие интересам семей!

Но мы можем защитить наши семьи! Подпишите обращение в поддержку экспертных предложений, способных защитить права родителей и детей, если к ним прислушается Верховный Суд!

Ни для кого не секрет, что Семейный кодекс РФ и подзаконные акты, принятые на его основании, не вполне четко описывают основания для экстренного отобрания детей и лишения родителей прав. Чиновники нередко произвольно трактуют закон. Поэтому, чтобы суды могли защищать граждан хотя бы в рамках действующего несовершенного законодательства, очень важными для судебной системы являются постановления Пленума Верховного суда. Эти постановления становятся нормой для практики всех нижестоящих судов, можно сказать – почти «законом» для них.

Верховным Судом был разработан проект Постановления «О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с ограничением или лишением родительских прав, а также с защитой прав и законных интересов ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью». Его цель - разъяснить нижестоящим судам когда и на основании чего закон предусматривает возможность отобрать ребенка у родителей, как обжаловать это действие, что считается непосредственной угрозой жизни и здоровью ребенка, когда нужно учитывать мнение ребенка, что считается злоупотреблением родительскими правами и как происходит ограничение и лишение родительских прав.

Отобрание детей, как и лишение родительских прав, представляет собой исключительную меру, влекущую за собой серьезные правовые последствия, как для родителя, так и для его ребенка, и суды должны относиться к рассмотрению таких дел со всей ответственностью, полностью исключить формальное отношение к процедуре лишения родительских прав или к случаям отобрания детей. Однако суды иногда забывают о том, что лишение родительских прав - крайняя мера. Зачастую суду достаточно заключения органа опеки и попечительства или прокурора, чтобы лишить родителя родительских прав, а реальное исследование обстоятельств дела по существу судом не осуществляется. Между тем органы опеки и попечительства иногда подают иски о лишении родительских прав, не имеющие под собой реального основания. В подавляющем большинстве случаев иски о лишении родительских прав, поданные прокурором или органом опеки и попечительства, удовлетворяются судом.

Ряд формулировок проекта Постановления нельзя изменить, потому что они являются прямыми цитатами из действующего (и, увы, весьма несовершенно защищающего семью и права родителей!) закона! Но и широкое толкование судом норм закона, дающих возможность вмешиваться в семейную жизнь, способно привести к непоправимым последствиям для наших семей – вот почему многие общественные организации выразили серьезные опасения, ознакомившись с проектом постановления. 

Общественные эксперты проанализировали проект Постановления и выяснили, что в документе содержатся опасные для семей формулировки (особенно в пунктах 16,20, 28 и некоторых других), которые необходимо исключить или исправить так, чтобы это соответствовало интересам семей, российскому праву и действующей Концепции государственной семейной политики.

Они подготовили конкретные и обоснованные предложения, позволяющие, насколько это возможно в рамках нынешнего законодательства, обезопасить семьи.  Для этого необходимо  изменить включенное в документ «резиновое» определение непосредственной угрозы жизни и здоровью ребенка, сузив и уточнив его так, чтобы под него нельзя было подвести все, что угодно;  уточнить, что нельзя считать «жестоким обращением» и уклонением родителей от выполнения своих обязанностей; закрепить приоритет родственной опеки над ребенком;  предусмотреть обязательную защиту от третьих лиц при угрозе семье и ребенку. 

Среди прочего эксперты настаивают на исключении п.35, которые необоснованно «позволяет» чиновникам отбирать детей у родителей даже без предусмотренного законом  письменного документа. Предлагают дополнить документ прямым указанием на то, что «суд должен исходить из того, что действия родителей соответствуют интересам детей, если обратное не было доказано в установленном законом порядке».  Считают, что необходимо дополнить документ такой формулировкой:  «Не следует рассматривать как жестокое обращение с детьми использование родителями или лицами, их заменяющими, принятых в российском обществе и традиционной культуре, семейной жизни методов воспитания, таких как семейные поощрения, наказания, привлечение детей к посильному домашнему труду». Предлагают указать на недопустимость отобрания ребенка, если ситуацию можно исправить, оказав материальную или социальную помощь семье и т.д.

Подробно обо всем этом можно прочитать справа, в тексте нашего обращения к Верховному Суду Российской Федерации.

Верховный суд не может поменять законы нашей страны – в которых, увы, пока немало проблем и которые все еще плохо защищают семью – но  он вправе предложить разумное толкование некоторых норм закона, которое станет обязательным для всех судов России и на основании которого будут выноситься решения, влияющие на судьбы детей! 

"Семейные отношения – очень тонкая сфера правового регулирования. Поэтому к ней надо подходить с особой осторожностью", – заявил на заседании Пленума Верховного Суда судья Москаленко. Именно от Постановления Пленума Верховного суда, от того как там будет истолкован закон, зависит то, какие решения будут принимать нижестоящие суды, т.е все суды, с которыми сталкиваются российские семьи!

Крайне важно, чтобы Постановление Верховного суда соответствовало интересам наших семей и детей, а двусмысленные и «резиновые» формулировки и толкования закона были из него исключены! Подпишите обращение в поддержку необходимых поправок!

+ Letter to:

Подпишите сейчас!

 
Please enter your first name
Please enter your last name
Please enter your email
Please enter your country
Please enter your zip code
Подписывая обращение, Вы принимаете Условия использования и Политику конфиденциальности CitizenGO, а также соглашаетесь получать время от времени электронные письма о наших кампаниях. Вы можете отписаться от рассылки в любое время.

Просим внести изменения в проект Постановления Пленума ВС РФ

Как сообщили средства массовой информации Верховный Суд РФ планирует принять постановление Пленума ВС РФ «О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с ограничением или лишением родительских прав, а также с защитой прав и законных интересов ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью» (далее «Постановление»).

Указанное Постановление может затронуть права и интересы всех российских семей, поэтому с особым вниманием необходимо подойти к содержащимся в нем формулировкам, которые будут руководствоваться все российские суды. 

Мы хотим подчеркнуть, что право и обязанность родителей заботиться о детях и их воспитывать, как и обязанность государства защищать семью, закреплены в ст. 38 Конституции РФ. Нормы закона, которые могут привести к вмешательству в семейную жизнь, к ограничению этого конституционного права родителей, должны пониматься и применяться в узком, четко следующим из закона, смысле. Их расширительное толкование недопустимо.

К сожалению, если Постановление будет принято в той версии, которая была предложена, это может привести к чрезмерно широкому вмешательству в жизнь семьи и нарушить принцип недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, закрепленный в российском законодательстве, и конституционные права граждан.

В связи с этим, мы настоятельно просим Верховный Суд РФ доработать проект Постановления таким образом, чтобы исключить эти риски. В частности, мы просим принять во внимание следующие поправки общественных экспертов в сфере защиты прав семьи и родителей с детьми:

1)  Дополнить пункт 1 Постановления следующим пояснением:

«При рассмотрении перечисленных категорий дел суд должен исходить из того, что действия родителей соответствуют интересам детей и являются добросовестными, если обратное не было доказано в установленном законом порядке».

Без этого важного уточнения возникает риск одностороннего толкования норм закона судами, фактического возникновения в судебной практике презумпции недобросовестности родителей. Принцип презумпции добросовестности действий родителей является одним из принципов государственной семейной политики Российской Федерации, на его существование неоднократно указывал в своих решениях Конституционный Суд РФ.

2) Внести в пункт 16 следующие изменения:

А) В подпункте «а»  в формулировке «уклонение родителей от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей может выражаться в отсутствии заботы об их здоровье, о физическом, психическом, духовном и нравственном развитии, обучении» заменить слово «обучении» словами «отказе обеспечить получение детьми общего образования».

«Забота об обучении» – избыточно широкая формулировка, не основанная на тексте закона, включающего в обязанности родителей именно обеспечение получения детьми общего образования. Сам термин «обучение» также избыточно широк, включая также дополнительное и иное образование детей, которое не всегда могут обеспечить все родители (в силу финансовых и иных причин). Данное изменение позволит привести формулировку в соответствие со ст. 63 п. 2 Семейного Кодекса РФ, исключив возможность его избыточно широкой интерпретации.

Б) В подпункте «в» («Под злоупотреблением родительскими правами следует понимать использование этих прав в ущерб интересам детей, например создание препятствий в обучении, вовлечение в занятие азартными играми, склонение к бродяжничеству, попрошайничеству, воровству, проституции, употреблению алкогольной и спиртосодержащей продукции, наркотических средств или психотропных веществ, потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ, вовлечение в деятельность общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение суда о ликвидации или запрете деятельности…») предлагаем:

- слова «создание препятствий в обучении» заменить словами «препятствие в получении ребенка общего образования», приведя, таким образом, текст в соответствие со ст. 63 п. 2 Семейного Кодекса РФ и исключая возможность его избыточно широкого толкования;

- слова  «вовлечение в деятельность общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение суда о ликвидации или запрете деятельности (пункт 2 статьи 14 Федерального закона от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», статья 9 Федерального закона от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», статья 24 Федерального закона от 6 марта 2006 года № 35-ФЗ «О противодействии терроризму»)» заменить более общими словами «вовлечение  в противозаконную деятельность, связанную с угрозой для жизни и здоровья ребенка».

К сожалению, сегодня нередки случаи вмешательства в семейную жизнь граждан в связи с религиозными взглядами родителей, даже принадлежащих к Русской Православной Церкви и иным законно действующим организациям, с воспитанием детей в соответствии с религиозными убеждениями родителей.

Предложенная формулировка призвана исключить такие злоупотребления и защитить право семьи свободно исповедовать свою веру, избегая ошибочного смешения обучения детей религиозным убеждениям родителей с их вовлечением в противозаконную деятельность запрещенных религиозных групп, одновременно учитывая более широкий круг действительно опасных для детей ситуаций.

В) Подпункт «г» («жестоко обращаются с детьми, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над ними, покушаются на их половую неприкосновенность»).

Дополнить поясняющим абзацем следующего содержания: «Не следует рассматривать как жестокое обращение с детьми использование родителями или лицами, их заменяющими, принятых в российском обществе и традиционной культуре, семейной жизни методов воспитания, таких как семейные поощрения, наказания, привлечение детей к посильному домашнему труду».

Это позволит избежать эксцессов, уже проникающих в судебную практику в России, когда добросовестные воспитательные меры со стороны любящих родителей ведут к их преследованию, в том числе к применению мер семейно-правовой ответственности.

3) Пункт 20 («В решении суда об ограничении или о лишении родительских прав должно быть указано, кому передается ребенок на воспитание: другому родителю, опекуну (попечителю), если он уже назначен в установленном порядке, либо органу опеки и попечительства») необходимо  дополнить пояснительным абзацем следующего содержания:

«Следует учитывать, что передача ребенка, лишившегося (в том числе временно) попечения родителей иным родственникам, в большинстве случаев отвечает интересам ребенка, поскольку это позволяет обеспечить преемственность воспитания ребенка, знакомую для него семейную, культурную и т.п. среду (Ст. 20 ч 3 Конвенции о правах ребенка). Такая передача может быть обеспечена, в том числе, установлением органом опеки и попечительства предварительной опеки (попечительства) над ребенком со стороны родственника».

Без такого пояснения возможно возникновение несбалансированной, не учитывающей подлинных интересов ребенка правоприменительной практики.

4) В пункт 28 необходимо внести следующие изменения:

А) В абзаце втором («Под непосредственной угрозой жизни или здоровью ребенка, которая может явиться основанием для вынесения органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации либо главой муниципального образования акта о немедленном отобрании ребенка и изъятии его из семьи, следует понимать угрозу, с очевидностью свидетельствующую о реальной возможности наступления негативных последствий в виде смерти, причинения вреда физическому или психическому здоровью ребенка, вследствие поведения (действий или бездействия) родителей (одного из них) либо иных лиц, на попечении которых ребенок находится…») изменить определение непосредственной угрозы жизни и здоровью ребенка следующим образом:

«Под непосредственной угрозой жизни или здоровью ребенка …  следует понимать ситуацию, при которой очевидна и не вызывает сомнений неизбежность наступления в случае оставления ребенка с родителями (иными лицами, на попечении которых он находится) негативных последствий в виде смерти, причиняющих существенный вред здоровью ребенка телесных повреждений, стойких нарушений функций организма ребенка».

«Реальная возможность» чего-либо сама по себе никоим образом не может рассматриваться как «непосредственная угроза». Нынешняя формулировка неизбежно приведет к избыточно широкому пониманию «непосредственной угрозы» и к катастрофическим последствиям в виде разрушения семей. Предлагаемая формулировка более определенна, исключает избыточно широкое толкование, предотвратит нарушение прав семей и детей, вполне соответствует при этом действующим нормам законодательства и обязывающим нормам международного права.

Б) В абзаце четвертом («Наличием у ребенка признаков физического и (или) психического насилия вследствие неправомерных действий со стороны родителей или других лиц, на попечении которых он находится») необходимо заменить слова «наличием у ребенка признаков» словами «установленного факта», а слова «неправомерных действий» - словами «противозаконных действий».

Наличие «признаков насилия» на практике крайне широко трактуется органами опеки и попечительства, при этом многие частные признаки возможного насилия (такие, как синяки, кровоподтеки) могут возникать в силу совершенно иных, не связанных с нарушением закона причин (детские шалости, активные игры и т.п.). Поэтому наличие возможных признаков насилия само по себе не может и не должно рассматриваться как доказательство существования угрозы жизни и здоровью ребенка. При этом следует также отметить, что далеко не в каждом случае даже действительно насильственные действия настолько серьезны, что влекут за собой угрозу жизни или здоровью – и в таких случаях разлучение ребенка с родителями является непропорциональной, серьезно травмирующей ребенка мерой.

В) Предлагаем дополнить п. 28 пояснительным абзацем следующего содержания: «Насильственное разлучение ребенка с родителями (отобрание ребенка) возможно только в случае существование угрозы установлено на основании объективных фактов, а не только субъективных оценок сотрудников органа опеки и попечительства, и не допускается, если существующую угрозу можно устранить иным, менее радикальным путем, в том числе оказанием семье адресной социальной помощи».

Это важное пояснение учитывает вполне здравые, в данном случае, нормы международного права (см., в частности Постановление ЕСПЧ по делу «Савины против Украины» - пост. 39948/06 от 18.03.2009, интерпретирующее ст. 8 Конвенции о защите прав человек и основных свобод – о неприкосновенности семейной жизни). Эта правовая позиция должна, по действующему законодательству, учитываться российскими судами в практике правоприменения.

5) Пункт 33 предлагается дополнить следующим пояснением: "Если непосредственная угроза может быть устранена путем материальной помощи семье, то отобрание ребенка не допускается"

Этот подход также следует из упомянутых выше международно-правовых норм, полностью отвечая при этом здравому смыслу и элементарной справедливости.

6) Необходимо серьезно пересмотреть пункт 34 («Если немедленное отобрание ребенка на основании статьи 77 СК РФ было произведено в связи с угрозой жизни или здоровью ребенка, исходящей от третьих лиц (например, от лиц, проживающих совместно с семьей родителей ребенка, соседей по коммунальной квартире), то с учетом конкретных обстоятельств дела суд может отказать в иске о признании акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации либо главы муниципального образования об отобрании ребенка недействительным и о возврате ребенка в семью, если родители или лица, на попечении которых ребенок находился, не принимали мер к защите прав ребенка»).

То, что родители не принимали мер по защите ребенка в такой ситуации, может быть следствием целого ряда причин, исключающих виновность родителей (отсутствие необходимых правовых знаний, принуждение, страх и т.п.). В любом случае это не основание причинять серьезную травму ребенку, разлучая его с родителями и семьей. Подобный подход противоречит интересам ребенка и является недопустимым и жестоким.

В таких случаях ребенок должен возвращаться родителям с одновременным принятием судом мер для обеспечения его защиты от угрозы со стороны третьих лиц.

7) Мы настаиваем на исключении из проекта постановления пункта 35, допускающего фактическое отобрание ребенка у родителей без соответствующего акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

Предложенное в нем положение прямо противоречит действующему законодательству, может повести к серьезным злоупотреблениями и идет вразрез с конституционными правами граждан.  Расширительное понимание норм закона, ограничивающих конституционные права родителей, недопустимо.

Мы просим Верховный Суд  Российской Федерации:

- Не принимать нормы, которые могут повести к нарушению принципов российского права и чрезмерно широкому вмешательству в жизнь семьи со стороны чиновников и судов.

- Внести предложенные просемейными общественными экспертами изменения, перечисленные выше, в проект Постановления.

- Провести широкое общественное обсуждение проекта Постановления  с участием экспертов и организаций, защищающих права семьи и родителей, а также представителей Русской Православной Церкви и других традиционных религиозных общин России.

С уважением,
[Ваше имя]

Призываем Верховный Суд защищать, а не разрушать семьи!

Подпишите сейчас!

010.000
  7.484
 
7.484 подписей собрано. Помогите нам собрать 10.000 подписей.