Европейскому Суду: прекратите социальную инженерию!

Адресат: Судьи Европейского Суда по правам человека

 

Европейскому Суду: прекратите социальную инженерию!

020.000
  13.703
 
13.703 подписей собрано. Помогите нам собрать 20.000 подписей.

Европейскому Суду: прекратите социальную инженерию!

Европейский Суд в Страсбурге осудил российский закон, защищающий детей от пропаганды со стороны «сексуальных меньшинств». Это не первое решение Суда, основанное не на настоящих правах человека, а на радикальных идеологиях, разрушающих главные ценности каждого народа.

Подпишите обращение, требующее от Суда прекратить подобную практику!

На днях Европейский Суд по правам человека в Страсбурге (ЕСПЧ) принял новое решение по жалобе российских гомосексуальных активистов («Баев и другие против России»). В нем он, фактически, объявил «дискриминационным» и нарушающим права человека российский закон, запрещающий пропаганду гомосексуализма и иных нетрадиционных сексуальных отношений среди детей (можно прочесть полный текст решения на английском языке).

Социальный смысл решения Европейского Суда очевиден – по сути, он заявляет обществу, что пропаганда гомосексуализма среди детей и вообще публичная пропаганда гомосексуализма является «правом человека».

Это решение, вне всяких сомнений, вдохновлено не правовой логикой, а откровенной идеологией. Причем идеологией радикального толка, направленной против семьи, брака, традиционных нравственных ценностей большинства европейских народов, а главное – против интересов самих детей.

Все, что не согласуется с этой идеологией, Суд полностью игнорирует. И делает он это не просто без оснований в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая должна полностью определять его работу, но и прямо вопреки этому международному документу и его обязывающим нормам.

При рассмотрении дела была представлена не только позиция Российской Федерации, но и – в качестве позиции третьей стороны – аргументы российской общественной организации «Фонд семьи и демографии» (желающие могут полностью прочесть их здесь – на английском языке).

Эти убедительные и здравые аргументы - были оставлены без внимания или отброшены Судом как несущественные.

Суд проигнорировал объективные факты – то, что, согласно авторитетным научным данным гомосексуальный образ жизни связан с серьезной опасностью для физического и психического здоровья. Публичная пропаганда его – особенно среди детей – угрожает здоровью населения.

Суд проигнорировал тот факт, что международные правовые нормы требуют обеспечивать особую правовую защиту семье – «естественной и основной ячейкой общества» – и   браку между мужчиной и женщиной, на котором она основана. Дети имеют право расти и воспитываться в такой общественной обстановке, которая защищает семью и связанные с нею нравственные ценности, а не в обществе, где открыто пропагандируются противоположные «ценности» так называемых «сексуальных меньшинств».

Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях не раз подчеркивал: из Конституции нашей страны «… следует, что семья, материнство и детство в их традиционном, воспринятом от предков понимании представляют собой те ценности, которые обеспечивают непрерывную смену поколений, выступают условием сохранения и развития многонационального народа Российской Федерации, а потому нуждаются в особой защите со стороны государства».

Суд проигнорировал тот факт, что пропаганда гомосексуального образа жизни как «нормального» противоречит ценностям большинства жителей России, причем не только представителей разных традиционных религий, но и неверующих.

Все это Европейский Суд проигнорировал и отбросил вопреки нормам самой Конвенции, которой он обязан руководствоваться.

Ведь сама 10 статья Конвенции, в «нарушении» которой он обвинил Российскую Федерацию в своем решении, ясно указывает – свобода выражения мнения может ограничиваться национальными законами «в интересах национальной безопасности, …для охраны здоровья и нравственности, … или прав других лиц».

Конституционный Суд Российской Федерации в своем недавнем решении справедливо и обоснованно пояснил, что Европейский Суд, толкуя Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, должен опираться на общепринятые международные нормы, в частности – на положения Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года:

«Закрепляя в статье 26 фундаментальный принцип международного права pacta sunt servanda (каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться), Венская конвенция устанавливает также общее правило толкования договоров, предусматривающее, что договор должен толковаться добросовестно в соответствии с обычным значением, которое следует придавать терминам договора в их контексте, а также в свете объекта и целей договора (пункт 1 статьи 31).

Таким образом, международный договор является для его участников обязательным в том значении, которое может быть уяснено с помощью приведенного правила толкования. С этой точки зрения если Европейский Суд по правам человека, толкуя в процессе рассмотрения дела какое-либо положение Конвенции о защите прав человека и основных свобод, придает используемому в нем понятию другое, нежели его обычное, значение либо осуществляет толкование вопреки объекту и целям Конвенции, то государство, в отношении которого вынесено постановление по данному делу, вправе отказаться от его исполнения, как выходящего за пределы обязательств, добровольно принятых на себя этим государством при ратификации Конвенции».

К сожалению, Европейский Суд по правам человека уже не первый год вместо принятия обоснованных и справедливых решений, имеющих ясные правовые основания, вместо защиты подлинных прав человека, гарантированных соответствующей Конвенцией, очень часто занимается совсем другим.

Он навязывает государствам новое, лишенное всяких реальных оснований, понимание «прав человека», в основе которого лежат ложные и опасные радикальные идеологии. Эти идеологии направлены против семьи, брака, прав родителей и самой человеческой жизни.

При этом свои собственные толкования норм Конвенции, лишенные реальных правовых оснований, Суд постоянно выдает за «возникающий европейский консенсус» в области прав человека. Такой подход суд называет "эволютивным толкованием" Конвенции – но в самой Конвенции нет для него никаких оснований. Более того, из Венской конвенции о праве международных договоров, фактически, прямо следует что такой подход недопустим.

В реальности ЕСПЧ подменяет подлинные международные нормы своими собственными безосновательными суждениями и мнениями, не опирающимися на текст Конвенции.

Подобных неправомочных решений в последние годы Судом было принято очень и очень много. Нынешнее решение по делу «Баев и другие против России» - только один из множества примеров такого рода.

О некоторых из таких решений Вы можете прочитать в специальном сообщении российского Фонда семьи и демографии в Комитет Министров Совета Европы, а также (на английском языке) в докладе специалиста международной организации «Alliance Defending Freedom» Пола Колмана.

Достаточно перечислить лишь некоторые из них:

  • В деле «Кох против Германии» Суд, фактически, включил в «право на частную жизнь» возможность эвтаназии (самоубийства с помощью медиков). При этом Суд вступил в противоречии с другими собственными решениями!
  • В деле «Гудвин против Объединенного Королевства» суд заявил: он больше «не убежден», что в наше время все еще можно исходить из предположения, будто слова «мужчина» и «женщина» должны «обозначать определение гендера исходя из чисто биологических критериев». Иными словами, суд объявил, что гендер в наши дни больше не определяется полом – поддержав лишенную всяких научных оснований гендерную идеологию.
  • В деле «Шальк и Копф против Австрии» Суд заявил, что наблюдается «формирующийся европейский консенсус в пользу законного признания однополых браков». А в деле «Валлианатос и другие против Греции» Суд постановил, что Греция «нарушила права» однополых пар, не разрешив им регистрировать «гражданские союзы». Дело в том, что греческий закон позволяет заключать такие союзы в качестве альтернативы браку, но только разнополые. А Суд заявил, что признавая наряду с браком «гражданские союзы» между мужчиной и женщиной, государство должно признавать их и для однополых пар.
  • А своим решение по делу «Парадизо и Кампанелли против Италии», принятым несколько лет назад, Суд, фактически, попытался не только принудить государства признавать суррогатное материнство, запрещенное во многих странах, но и, фактически, «легализовать» торговлю детьми.

Действуя таким образом, Европейский Суд лишает себя легитимности и подрывает защиту реальных прав человека.

Здесь уместно привести слова особого мнения судьи самого Европейского Суда Зиемеле (Ziemele), комментирующего решение суда по делу «Андреева против Латвии»:

«Суд не должен идти против общих принципов интерпретации, установленных Венской Конвенцией о праве международных договоров, и, таким образом, действовать ultra vires. Это создает в области международного права вызовы, обладающие определенной новизной, и затрагивает ценность подобных судебных решений. Суд не должен содействовать фрагментации международного права во имя сомнительных прав человека и не должен с легкостью принимать решения, которые способны подорвать государственное строительство, поскольку защита прав человека по-прежнему требует существования сильных и демократических государств…».

Подпишите обращение в Европейский Суд по правам человека в Страсбурге!

Давайте заявим Европейскому Суду, что его подходы к интерпретации Конвенции – это не право, а идеология. Действуя таким образом, он узурпирует права суверенных народов, и эти действия подрывают международную систему защиты прав человека. Своими неправосудными действиями он уничтожает собственный авторитет и легитимность.

Если это не будет немедленно прекращено, то мы будем готовы требовать от своего правительства выйти из Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод!

Русский перевод текста обращения (для справки):

“Уважаемые судьи Европейского Суда по правам человека,

С большим возмущением я узнал о решении, принятом ЕСПЧ в деле «Баев и другие против России» (67667/09) 20 июня 2017 года. Общественное послание, которое оно провозглашает, вполне ясно – пропаганда гомосексуального образа жизни среди детей безосновательно принимается Судом за «право человека».

Это решение – еще один пример плачевного идеологического сдвига в рассуждениях Суда, который противоречит принятым принципам международного права и нарушает права суверенных народов Европы.

В Преамбуле к Конвенции ясно сказано, что защита прав человека и основных свобод – это способ достижения большего единства – а не большего разделения и разногласий – между государствами, входящими в Совет Европы. Чтобы достичь этой цели защита прав человека должна основываться на «общем наследии политических традиций, идеалов, свободы и верховенства права» всех европейских стран – а не на судейском активизме или безосновательном и произвольном «эволютивном толковании» Конвенции, ставших характерными для решений Суда в последние годы.

Во многих своих решениях Суд плачевным образом отступает от основных принципов права международных договоров, которое было вполне верно изложено в решении Конституционного Суда РФ от 2015 года:

«Закрепляя в статье 26 фундаментальный принцип международного права pacta sunt servanda (каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться), Венская конвенция устанавливает также общее правило толкования договоров, предусматривающее, что договор должен толковаться добросовестно в соответствии с обычным значением, которое следует придавать терминам договора в их контексте, а также в свете объекта и целей договора (пункт 1 статьи 31).

Таким образом, международный договор является для его участников обязательным в том значении, которое может быть уяснено с помощью приведенного правила толкования. С этой точки зрения если Европейский Суд по правам человека, толкуя в процессе рассмотрения дела какое-либо положение Конвенции о защите прав человека и основных свобод, придает используемому в нем понятию другое, нежели его обычное, значение либо осуществляет толкование вопреки объекту и целям Конвенции, то государство, в отношении которого вынесено постановление по данному делу, вправе отказаться от его исполнения, как выходящего за пределы обязательств, добровольно принятых на себя этим государством при ратификации Конвенции».

Будет уместно также напомнить тут о частично особом мнении судьи Зиемеле (Ziemele) по делу Andrejeva v. Latvia (55707/00, решение от 18.02.2009): «Суд не должен идти против общих принципов интерпретации, установленных Венской Конвенцией о праве международных договоров, и, таким образом, действовать ultra vires. Это создает в области международного права вызовы, обладающие определенной новизной, и затрагивает ценность подобных судебных решений. Суд не должен содействовать фрагментации международного права во имя сомнительных прав человека и не должен с легкостью принимать решения, которые способны подорвать государственное строительство, поскольку защита прав человека по-прежнему требует существования сильных и демократических государств…» (§ 41).

К несчастью, именно этим Суд систематически занимается в последние годы во многих своих решениях. Суд подменяет подлинный смысл прав человека безосновательными идеологически мотивированными концепциями, ложно представляет собственное одностороннее прецедентное право в качестве «возникающего европейского консенсуса» во многих нравственно значимых областях и, фактически, ставит себя выше национальных демократических систем и избранных

Подобно Конституционному Суду Мальты, мнение которого процитировано в решении по делу «Кассар против Мальты» (36982/11) мы можем справедливо сказать, что эта возмутительная практика делает прецедентное право ЕСПЧ «малорелевантным», поскольку он пытается навязать суверенным народам спорные или даже откровенно ложные идеологические концепции «посредством ‘социальной инженерии’».

Это неприемлемо и мы с этим не согласимся.

Я требую, чтобы Европейский Суд по правам человека немедленно прекратил этот недопустимый идеологический активизм, подрывающий его легитимность и всю международную систему прав человека.

В противном случае, вместе с другими гражданами, общественными организациями и политиками, я буду требовать у нашего правительства игнорировать решения Суда и полностью выйти из Конвенции”. 

+ Letter to:

Подпишите сейчас!

 
Please enter your first name
Please enter your last name
Please enter your email
Please enter your country
Please enter your zip code
CitizenGO защищает Вашу конфиденциальность и будет информировать Вас об этой и других кампаниях

Stop imposing biased ideological agenda instead of promoting human rights!

For the Kind Attention of:

  • The Judges of the European Court of Human Rights

With great indignation, I learned about the judgement delivered by the ECtHR in the case of Bayev and others v. Russia (67667/09) on 20 June, 2017. This judgement is a new example of deplorable ideological bias in Court reasoning, that contradicts the established principles of the international law and violates the rights of the sovereign peoples of Europe.

In the Preamble to the Convention, it is clearly stated that the maintenance of human rights and fundamental freedoms is the method of pursuing the achievement of greater unity – and not greater division or discord – between the member states of the Council of Europe. To achieve that aim protection of human rights should be based on “a common heritage of political traditions, ideals, freedom and the rule of law” of European Countries, – and not on any kind of judicial activism or groundless and arbitrary “evolutive interpretation” of the Convention that became characteristic for the Court’s judgements in recent years.

In many of its judgements, the Court regrettably disregards the basic principles of the law of treaties that was rightly exposed in the 2015 decision of the Constitutional Court of the Russian Federation:

"Establishing in Art. 26 the fundamental international law principle pacta sunt servanda (each treaty currently in force is obligatory for its parties and should be fulfilled in good faith), the Vienna Convention also establishes the general rule for the interpretation of treaties, providing that the treaty should be interpreted in good faith and in accordance with the ordinary meaning to be given to the terms of the treaty in their context and in the light of its object and purpose (Art 31 (1)).

Therefore the international treaty is binding for its parties in the meaning that could be elicited applying the aforementioned rule of interpretation. From this point of view, if the European Court of Human Rights, interpreting in the course of examining of a case some provision of the [European] Convention on Human Rights attaches to the notion used therein the meaning other, than the ordinary one, or does interpret it contrary to the object and purpose of the Convention, then the State in regard to which the judgement is delivered has the right to refuse its implementation, as going beyond the boundary of obligations, voluntarily taken by this State upon itself at the Convention ratification".

It would be appropriate to remind here also of the partially dissenting opinion of Judge Ziemele on Andrejeva v. Latvia (55707/00, 18 Feb. 2009): "The Court should not go against the general rule of interpretation as set forth in the Vienna Convention on the Law of Treaties and thus act ultra vires. In international law, this raises a somewhat new challenge as concerns the value of such judicial decisions. The Court should not contribute to the fragmentation of international law in the name of alleged human rights, nor should it readily take decisions that may undermine Statebuilding since the enforcement of human rights still requires strong and democratic State institutions". (para. 41)

Unfortunately, this is what the Court has systematically done in recent years, in many of its decisions and judgements. The Court substitutes the genuine meaning of human rights with groundless ideologically motivated concepts, falsely presents its own biased case-law as the "emerging European consensus" in many morally sensitive areas and, in fact, puts itself above the national democracies and their elected legislative bodies.

Like the Constitutional Court of Malta, cited in Cassar v. Malta (36982/11), we can rightly say that this outrageous practice makes the ECtHR’s case-law "of little relevance", as it is trying to impose disputable or even blatantly false ideological concepts on sovereign peoples, "by means of 'social engineering'".

This is not acceptable and should not be accepted.

I urge the European Court of Human Rights that this unacceptable ideological activism, undermining its legitimacy and the whole international human rights framework, be stopped immediately.

Otherwise, together with other citizens, NGOs and politicians, I will demand from our Government to ignore the Court’s decisions and to leave the Convention altogether.

С уважением,
[Ваше имя]

Европейскому Суду: прекратите социальную инженерию!

Подпишите сейчас!

020.000
  13.703
 
13.703 подписей собрано. Помогите нам собрать 20.000 подписей.